Несколько слов о весенней охоте на вальдшнепа.

stojka_rjasan.jpg

В старину, когда вальдшнепов было несравненно больше, чем теперь, охотились на них мало. Эта охота была уделом немногочисленных в то время интеллигентных ружейных охотников. Большинство-же довольствовалось охотой за уткой, тетеревом, зайцем и др. более крупной дичью, более доступной по легкости добывания при их несовершенном оружии, да и было-то этой дичи не в пример больше. И только в сравнительно недавнее время, вместе с усовершенствованием оружия и увеличением числа ружейных охотников, началось общее преследование вальдшнепов.
Но, как и всегда бывает, увлекаясь охотой за этой действительно благородной дичью, охотники хватили через край и давно уже практикуют способ охоты не только не разрешенной законами, но прямо ведущий, если не к истреблению, то значительному уменьшению вальдшнепов. Этот способ — стрельба вальдшнепов из под собаки весной, не совсем справедливо называемая "охотой на весенних высыпках". Вред этой охоты главным образом заключается в избиении наряду с самцами — самок. Не надо упускать из вида то обстоятельство, что при этой стрельбе, из десяти убитых вальдшнепов, четыре, а то так и пять наверное окажутся самками (ведь они не в юбках летают, а едва-ли найдется такой охотник, который мог-бы на взлете всегда отличить самку от самца), а с уничтожением последних, навсегда уничтожены и могшие произойти от них выводки. И потому такая, часто очень добычливая стрельба, губительно отзывается не только на местном количестве вальдшнепов, но имеет и общее значение, способствуя уменьшению вальдшнепов и в дальнейших, расположенных по пути их следования, местах. Добычливость-же этой охоты обусловливается легкостью стрельбы, потому, что производится в то время, когда лес еще не распустился. В особенности эта стрельба легка, если производится в чистом чернолесье: здесь каждый вылетевший вальдшнеп на виду; это не то, что осенью, где он может увернуться от выстрела за первый попавшийся куст. Тут и неопытный охотник — и тот будет с успехом стрелять их, и тот-же охотник, который сносно стреляет осенью — весной будет стрелять великолепно. Не надо забывать и того, что эта охота зачастую производится без собаки и бывет иногда гораздо удачнее охоты с горячей собакой. Весенний вальдшенп вообще строже осеннего, чему конечно немало способствует немногие возможности спрятаться.
Чуть показались вальдшнепы — весь мелкий и крупный люд спешит на эту бойню, — ходят и колотят вальдшенпов по целым дням и ни один из них не задумывается над тем, что он делает. Первым, по невежеству, это еще простительно, но я знал и знаю много вполне развитых, часто очень дельных охотников, которые десятками били и бьют весной вальдшенпов... Иной охотится вследствие незнания другого способа *), другой и не желал-бы участвовать в таких бойнях, но не находя ни в ком сочуствия, махнет на все рукой и по пословице "один в поле не воин" — идет колотить вальдшенпов; большинство-же охотится не рассуждая, в силу укоренившегося обычая.
Главный довод, который приводят в свое оправдание гг. охотники, стреляющие весной вальдшнепов, тот, что "это вальдшнеп пролетный, сегодня он здесь, а завтра — Бог знает где!" Согласен, что "вальдшнеп пролетный", но дело в том, что та самка, которая завтра действительно была-бы "Бог знает где", вместо того, чтобы осенью возвратиться самой - четыре—пять, сегодня попадает в ягдташ охотника; второе то, что пролетные вальдшнепы, по большей части держатся общественно, "высыпками", а большинство вальдшнепов, встречающихся охотнику одиночно — вальдшнепы местовые, стреляя которых он способствует уменьшению числа местных выводков. Третье то, что главная высыпка вальдшнепов, где встречаются исключительно "пролетные", за редкими исключениями продолжается не дольше трех дней, а стреляют их в течение двух недель, — следовательно большую часть времени охотятся не на пролетных, а на местовых. Да наконец и довод их не более, как ширма, которою эти гг. хотят прикрыть желатние "попукать". Желание понятное, но в данном случае — предосудительное.
В местностях, лежащих на юге России, где вальдшнеп не гнездится, а является ислючительно пролетной птицей и где, следовательно, не существует тяги — там весенняя охота из под собаки еще может быть допущена; станьте в положение тамошних охотников и вы поймете это. Но в местностях расположенных более к северу, где вальдшнеп гнездится и, стало быть, существует тяга, эта охота, не говоря уже о ее незаконности, не только что не заслуживает никакого извинения, но она, по своему вреду, должна быть прямо названа недостойною порядочного охотника.
При существовании-же в данной местности тяги, этой прекраснейшей из прекраснейших охот, кажется удивительным: какое удовольствие могут находить охотники в стрельбе вальдшнепов из под собаки? Охота на высыпках — краса осени, весною-же существует тяга — краса весны. Но предпочтение тому или другому виду охоты есть дело личного вкуса, индивидуальных особенностей охотника и, потому, об этом нечего говорить, а дело в том, что при наших несовершенных законах об охоте, при ощутительном уменьшении дичи и падении охоты, пора-бы кажется нашим охотникам обдуманнее относиться к своим подвигам, самим заботиться о сохранении дичи и, бросив разные, незаслуживающие внимание, доводы, избирать не столь губительные способы охоты, тем более, что они есть. К числу таких способов принадлежит тяга.
Мне могут возразить, что тяга — охота тоже вредная, что на ней также избиваются самки... Всякая охота тем вреднее, чем больше убивается дичи, чем она несвоевременнее, и чем чаще повторяется, а кому не известно, что на тяге никогда столько не убьешь, сколько из под собаки? Для некоторых охотников, любящих много стрелять, это служит причиной их нерасположения к охоте на тяге. Но кто-же в этом виноват? — все те-же охотники, которые перебили местовых вальдшнепов из под собаки. Мнение-же, что на тяге бьют много самок — по меньшей мере неосновательно. Кто охотится на тяге, тот знает, как ничтожно количество убиваемых на этой охоте самок. Но и тут все зависит от степени опытности и выдержанности охотника, потому, что он имеет полную возможность узнать самку. Если-же в пылу увлечения охотник несдержится и убьет самку, то это случается все-же несравненно реже, нежели при стрельбе из под собаки и происходящий отсюда вред там сравнительно незначителен, что о нем не стоит и говорить. Но если даже и допустить, что охота на тяге приносит вред, то во всяком случае, не лишая себя удовольствия, следует из двух зол выбирать меньшее.

 

по материалам ]]>www.pointerclub.narod.ru]]>

]]>]]>