Описания вида: Аксаков, Брокгауз и Ефрон, Зворыкин, Песков.

Вальдшнеп (Scolopax rusticola) принадлежит к семейству бекасовых. Оперение верхней части его тела ржавого цвета с серыми, бурыми и черными пятнышками, нижней части — серо-желтоватого; маховые перья — бурые, рулевые — черные; те и другие покрыты ржавыми пятнами. Родиной вальдшнепа считают широкую полосу Старого Света между 45 и 67-м градусами северной широты, а его зимним приютом — Северную Африку и Индию.

Ходят вальдшнепы сгорбившись, крадучись, мелкими, неторопливыми шажками, но зато полет их превосходен. Днем они, впрочем, не поднимаются высоко и избегают открытых пространств; сквозь густейшую чащу ветвей они пролетают, ничего не задев. С наступлением сумерек вальдшнеп вылетает на кормежку на широкие лесные прогалины, болота, луга. Здесь он своим длинным клювом переворачивает и ворошит кучами опавшую листву, роется в рыхлой почве, свежей трухе от коры, ища спрятавшихся под ней личинок жуков, червячков, составляющих его пищу. Для ночлега в одиноко стоящих тихих рощах он выбирает место, где идут вперемежку полянки и чащи. Когда парочка вальдшнепов соединилась и самец успел уже повоевать со всеми соседями, самка отыскивает или сама вырывает для гнезда ямку у дерева, под кустом, во мху; она неискусно выстилает его прутиками, кладет сюда 4 крупных яйца и затем в течение 17—18 дней ревностно насиживает их. По наблюдениям, вальдшнепы в благоприятные годы гнездятся дважды в год.

Вальдшнепы одинаково часто встречаются как в хвойных, так и в лиственных лесах; им необходимо лишь присутствие мягкой, влажной, сырой почвы, в которой они могли бы рыться своим клювом.

Врагами вальдшнепов, их птенцов и яиц являются дикие и домашние кошки, куницы, ястребы, соколы, сойки и сороки. Охотники охотятся за ними лишь во время пролета — начиная с середины марта, а жители юга — во время их зимовки.

Любопытно, что вальдшнепа можно отнести, казалось бы, к довольно нежным птицам, хотя он весьма стоек к холодам. Несмотря на такую стойкость, он в то же время очень чуток как к будущим переменам погоды, которые воспрепятствуют добыванию пищи, а тем более к тем переменам, которые уже совершились. Это предугадывание вальдшнепом погоды ставит подвижку валового пролета этих птиц в прямую зависимость от погоды. Последние ряды вальдшнепов вытесняются с севера упорными холодными ветрами, несущими круглосуточный мороз или значительный снегопад. Стойкость вальдшнепа к холодам вполне доказывается также ранним прилетом этой птицы, когда в лесу еще лежит толстым слоем снег без проталин, и лишь на южных склонах или на полях в кустарнике обнажилась плешинами земля.

Н. А. Зворыкин. «Повадки животных»

Бекас лесной, вальдшнеп, или сломка (Scolopax rusticola), имеет 32 см длины и 58 см в размахе крыльев; хвост 9 см длины. Окраска его приспособлена к ночному образу жизни и, как у большей части ночных птиц, представляет различные водяные узоры, подражающие мху и листьям, покрывающим почву леса. Лоб его серый, на голове и на затылке четыре бурые и столько же ржаво-желтых поперечных полос; вся верхняя сторона тела представляет пеструю смесь ржаво-бурого, ржаво-желтого и ржаво-серого цветов, нижняя сторона более бледного бурого цвета с темными поцеречными волнами; маховые перья бурые с поперечными волнами; хвост черноватый с ржавчинными пятнами, на конце каждого пера находится красивое серое глазчатое пятно, которое на нижней стороне представляет атласный блеск.

В зоологическом отношении существует только один вид вальдшнепа, но охотники различают две формы их: крупную и мелкую. Родина этой птицы — Европа и Азия, и здесь она встречается повсюду, где только есть леса. Европейские вальдшнепы перелетают на зиму в Северную и Среднюю Африку, а азиатские — в Индию; в теплые зимы некоторые из них остаются на месте и не улетают. В марте, а иногда еще и в феврале вальдшнепы возвращаются к нам. По возвращении самцы начинают тягу, т. е. тихо летают над лесом взад и вперед, избирая для этого пролески, просеки, широкие лесные дороги, овраги, небольшие лесные лужайки. Во время тяги вальдшнеп летит с опущенным клювом и распущенными перьями и по временам издает звуки. Вальдшнеп не любит густого леса, а предпочитает такие места, где густо поросшие местности чередуются с прогалинами. После случки самка подыскивает местечко позади кустарника, старого древесного пня или между корнями и устраивает там в небольшом углублении гнездо, которое выстилается мхом, сухими травинками или листьями. Замечательно, что при этом самка выбирает такую почву, которая по цвету сливалась бы с ее окраской.

Самка кладет в гнездо 3 или 4 довольно больших матовых яйца ржавчинно-желтого цвета с красно-серыми и желто-бурыми пятнами и точками; впрочем, величина и окраска яиц довольно изменчивы. Насиживание продолжается 17 — 18 дней и производится одной самкой, которая в это время забывает свою обычную осторожность и подпускает человека на несколько шагов и, вылетев из гнезда, улетает недалеко и тотчас же возвращается в него, лишь только минет опасность. Молодые имеют, подобно взрослым, буро-красное оперение, покрытое пятнами. Родители очень привязаны к детям: при приближении охотника и собаки они вылетают с тревожными криками навстречу, представляются хромыми, не могущими летать, и вообще всеми силами стараются отвлечь внимание преследователей от своих детенышей.

Пища вальдшнепа состоит из червей, личинок насекомых, улиток и особенно земляных червей, которых они очень ловко отыскивают и вытаскивают своим длинным клювом из-под мха и опавших листьев. В сентябре и октябре начинается отлет вальдшнепов на юг; в это время они гораздо вкуснее и многочисленнее.

Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

Вальдшнепы (апрель) прилетели уже давно. Никто не видывал, как, когда, в каком количестве прилетают они; но при появлении первых проталин в мелком лесу, на опушках большого леса, в парках и садах, в малиннике, крыжовнике и других ягодных кустарниках, особенно в кустах болотных, около родников, немедленно появляются вальдшнепы, иногда поодиночке, иногда вдруг большими высыпками. В тех местах, где болот мало или они бывают залит, i полою водою и стоят сплошными лужами, как большие озера, — ду-пели, бекасы и гаршнепы очень любят держаться большими высыпками на широко разлившихся весенних потоках с гор, которые, разбегаясь по отлогим долинам или ровным скатам, едва перебираются по траве, отчего луговина размокает, как болото. Это бывает несколько позднее первого появления трех пород благородной дичи и продолжается не долее четырех или пяти дней. Высыпки как появляются, так и пропадают внезапно. Мне случалось иногда попадать на них почти уже с расстрелянными зарядами. Съездив поспешно домой и наделав новых зарядов, возвращался я через несколько часов на высыпки — все пусто! Ни одной птички! Ни пера, как говорят охотники!

С. Т. Аксаков «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии»

Вальдшнеп, беспрекословно, превосходнейшая, первая дичь во всех отношениях; он даже первенствует в благородном семействе бекасов, к которому принадлежит по отличному вкусу своего мяса, по сходству с ним в пестроте перьев, красоте больших черных глаз, быстроте и увертливости полета, по способу добывания пищи и даже по трудности стрельбы. Вальдшнеп, несмотря на длинные ноги, шею и нос, телом кругл и мясист, величиною будет с крупного русского голубя. Складом членов особенно сходен с дупелыпнепом, да и самые перья, кроме красноватого или коричневого цвета, своими пестринами несколько похожи на дупелиные. Вальдшнеп очень красив. Все пятна, или пестрины, его перьев состоят из смешения темных, красноватых, серо-пепельных оттенков, неуловимых для описания, как и у других бекасиных пород. На голове у вальдшнепа сверху лежат четыре поперечные полоски или растянутые пятна темного цвета; красноты больше на спине и верхней стороне крыльев, а нижняя, зоб и брюхо — светлее и покрыты правильными поперечными серо-пепельными полосками; хвост коротенький, исподние его перья подлиннее верхних, очень темны, даже черны, и каждое оканчивается с изнанки белым пятнышком, а сверху красно-серым; верхние же хвостовые перышки помельче, покороче и светло-коричневые; нос в длину вершок с четвертью; ноги для кулика такой величины коротки; цвет носа и ног светло-роговой.

Первое одиночное появление вальдшнепов весною иногда бывает очень рано, так, что и проталин нигде нет. Непостижимо, где они могут держаться и чем питаться в это время? Вероятно, около каких-нибудь не замерзших зимою и еще более оттаявших с приближением весны родниковых озерков и ключей. Не один раз случалось мне поднять и убить вальдшнепа посреди глубоких, еще не тронувшихся снегов: это бывало даже на исходе марта. Замечательно, что все ранние вальдшнепы бывают довольно жирны. Потом, с наступлением теплой погоды и дружной весны (почти всегда около 12 апреля в Оренбургской губернии), начинается валовой пролет вальдшнепов. Высыпки их бывают иногда чрезвычайно многочисленны, большею час-тию по лесным опушкам, по порубам, по мелкому лесу и по кустарникам, а около Москвы — по плодовитым и ягодным садам. Охотнику надобно пользоваться этими высыпками, потому что пролетные вальдшнепы редко остаются одни и те же более трех суток на одном месте. Пролетающих или прилетающих вальдшнепов стаями никто никогда не видал: без сомнения, они летят ночью. В неделю пролет и высыпки кончатся; жилые, туземные вальдшнепы займут свои леса, и сейчас начинается тяга, или цуг.

В половине мая вальдшнепы садятся на гнезда, а в половине июня выводятся молодые. Гнездо свивается в большом и крупном лесу, на земле, из старой сухой травы и перышек. Самка кладет четыре яйца, немного побольше голубиных, продолговатой куличьей формы, испещренные коричневыми крапинками. Не могу ничего утвердительного сказать — разбиваются ли вальдшнепы на пары, и разделяет ли самец с самкою заботы в устройстве гнезда и высиживании яиц. Некоторые охотники уверяли меня, что при выводках молодых всегда бывают и самец и самка, но мне не случалось убедиться в этом собственным опытом. Точно так же ничего не знаю о подробностях и, может быть, особенностях их совокупления. Вот наблюдения, сообщенные мне достоверными охотниками: 1) летающие вальдшнепы, всегда самцы (как и мною замечено было), иногда внезапно опускаются на землю, услышав голос самки, которому добычливые стрелки искусно подражают, и вальдшнепы налетают на них очень близко; 2) если стоящий на тяге охотник, увидя приближающегося вальдшнепа, бросит вверх шапку, фуражку или свернутый комом платок, то вальдшнеп опустится на то место, где упадет брошенная вещь; 3) там, где вальдшнепы детей не выводят, хотя с весны держатся долго и во множестве, тяги не бывает. Основываясь на таких убедительных доказательствах, с достоверностью можно заключить, что тяга — ток вальдшнепов: самцы летают по лесу и криком своим зовут самок; последние откликаются, самцы отыскивают их по голосу и совокупляются с ними. Итак, приняв тягу за ток, уже нельзя сомневаться, что самки одни выводят детей. Что же касается до того, что вальдшнепы на тягах ловят мошек и мелких крылатых насекомых, толкущихся или порхающих около древесных вершин, — в чем иные охотники сомневаются,— то это обстоятельство не подлежит сомнению. Я нарочно и много раз разрезывал зобы сейчас застреленных на тяге вальдшнепов и всегда находил только что проглоченных мошек, больших комаров, сумеречных бабочек и летающих жукалок. Впрочем, ничто не мешает летающим на токах вальдшнепам ловить попадающихся им насекомых.

Как скоро молодые вальдшнепята подрастут, матка выводит их из крупного леса в мелкий, но предпочтительно частый; там остаются они до совершенного возраста, даже до осени, в начале которой перемещаются, смотря по местности, или в опушки больших лесов, около которых лежат озимые поля, — ибо корешки ржаных всходов составляют любимую их пищу, — или сваливаются прямо из мелких лесов в болотистые уремы и потные места, заросшие кустами, особенно к родникам, паточинам, где остаются иногда очень долго, потому что около родников грязь и земля долго не замерзают. В это время вальдшнепы охотно и смело приближаются к человеческим жилищам, к мельничным прудам и плотинам, особенно к конопляникам и огородам; днем скрываются в густых садах, парках, рощах, ольховых и таловых кустах, растущих почти всегда около прудов, плотин и речек, а ночью летают в огороды и капустники, где ловко им в мягкой, рыхлой земле доставать себе пищу. Они любят также посещать те места, где днем бродил или стоял рогатый скот. Они охотно клюют свежий коровий помет, состоящий из пережеванных трав и мелких червячков, которые в нем сейчас же заводятся. В лесных местах, где много водится вальдшнепов, не найдешь вчерашнего помета, который не был бы истыкан их носами, но старый, крепко загустевший сверху, остается неприкосновенным. (Некоторые охотники утверждают, что вальдшнепы не едят коровьего помета, а только ищут в нем червячков.) Пища вальдшнепов, как и других бекасиных пород, предпочтительно состоит из корешков разных лесных и болотных трав, которые они мастерски достают своими длинными и довольно крепкими носами, а также из разных насекомых.

С. Т.Аксаков.

 

Вальдшнеп в промысловом отношении не имеет почти никакого значения, попадает на рынок более или менее случайно. Промысловых, добычливых способов ловли не существует, и охота на него может быть рассматриваема исключительно с точки зрения спорта. Поэтому охота на вальдшнепов разрешается не только летом и осенью, но даже и весной, когда охота на большинство других птиц вообще воспрещена. Весенняя охота на вальдшнепа производится во время тяги. Тянут как самцы, так и самки, издавая особые крики, называемые звукоподражательно корканьем и циканьем. Специальная охота на вальдшнепа, с легавой собакой, начинается в сентябре, когда эта дичь, перед отлетом ее на юг, перемещается высыпками из леса в более открытые и сырые места. Начинающие в это время жиреть, вальдшнепы очень крепко выдерживают стойку собаки, и их бьют тогда, в удачные годы, в огромном количестве. К очень редким способам добывания вальдшнепа относятся охота на них «на грязи» и «в капель». Вальдшнеп вылетает вскоре после заката солнца на лесные дороги с глубокими, залитыми водой колеями, на паровые унавоженные поля и т. п. «В капель», т. е. продолжительное осеннее ненастье, обмокнувшие вальдшнепы выбираются на опушки, в более чистые места и в это время летают очень медленно.

Мясо вальдшнепа очень ценится, хотя оно значительно уступает мясу болотного бекаса. Некоторые едят эту дичь непотро-шенной, т. е. вместе с внутренностями, несмотря на то или, вернее, потому, что у нее почти всегда бывает много глистов, которые будто бы придают ей особый вкус.

Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

Внешность у вальдшнепа примечательная. Обращаешь внимание сразу на клюв — длинный, с мягким чувствительным окончаньем. Добычу свою — червяков и всякую мелюзгу — птица находит в прелых листьях и в лесном перегное на ощупь. Большие угольно-черные выразительные глаза вальдшнепа сдвинуты почти на затылок. В добывании корма они почти не участвуют, зато при пролете в лесу их легче сохранить от встречных сучков, и боковой обзор у вальдшнепа-летуна меж деревьев очень большой. Угловатая крупная голова и большие, как у всякой ночной птицы, глаза дают повод говорить о вальдшнепе как о птице «с рассудком», таинственной, не вполне изученной знатоками птичьего мира.

В повадках вальдшнепа много интересного и не вполне ясного — лесной отшельник лишь во время свадебного патрулирования лесных маршрутов находится на виду человека. Кормясь ночью, днем он прячется. Все же птицу на ночных кормежках можно поймать, неожиданно освещая сильным электрическим фонарем место, где днем замечены были следы кормежки. Это дает возможность вальдшнепов кольцевать, что помогло узнать о местах их зимовок и возвращении к лесам, где они родились.

На миграционных маршрутах вальдшнепы показывают себя хорошими летунами, одолевающими за ночь до шестисот километров. Как и многие птицы, они легко переносят холод, и только снег и от-верденье морозами кормных мест заставляют их улетать на зимовку в районы, где перебоев с едой зимой не бывает.

Замечена способность вальдшнепов врачевать свои раны. Место, задетое дробью или зубом лисицы, эти птицы залепляют мхом и травинками, смешанными с глиной. Такой «пластырь» предохраняет тело от заражения.

Еще об одной удивительной способности вальдшнепов сохранять птенчиков говорят давно, но считали это охотничьей байкой. Теперь же с достоверностью установлено: самки вальдшнепов, как и многие птицы, прикидываясь раненными, отвлекают опасности от гнезда, но удивительно другое — иногда птица, прижав птенца к животу ногами и клювом (а иногда на спине), уносит его от беды. Снять на пленку этот момент крайне трудно. Но снимок птенчика, оброненного матерью, мне прислали недавно читатели нашей газеты.

Замечена еще одна маленькая тайна птицы-отшельника. Во время кормежки вальдшнеп топчется на месте, где могут быть червяки, и те, принимая «топот» за шум дождя, спешат к поверхности, что и нужно вооруженной «пинцетом» птице.

]]>]]>