Философия охоты на вальдшнепа.

Вальдшнепа на Руси знали давно, только тогда он назывался славянским именем «слука». Массовой охоты на него долгое время не было, поскольку трофей этот незавидный — всего 300-350 г. Ценным трофеем вальдшнепа начинают считать с развитием барских, помещичьих охот, с появлением легавых собак, спо-собных делать стойку по дичи. Тогда-то вальдшнеп и вошел в элитную груп-пу трофеев, в так называемую «красную» дичь, Помещики, имеющие легавых собак, наслаждались охотой по вальдшнепу не меньше, чем по бекасу и другой болотной и боровой дичи.
Как ни странно, века мало меняют традиции разных групп населения, различающихся между собой по уровню образования, интеллигентности, обще-нию с собратьями-охотниками. Да сих пор на вальдшнепа охотятся в основном городские охотники, а сугубо де-ревенские считают эту охоту делом не-интересным, глупым, пустым, посколь-ку времени, избитых ног и недешевых патронов будет истрачено много, а ре-зультат, о лучшем случае, пара-трой-ка мелких птиц, с которыми больше намучаешься, ощипывай и потроша, чем наешься.
На Дальнем Востоке был даже такой случай, когда, по сообщению Р.Б. Са-марина, городскому охотнику, вернув-шемуся из тайги в деревню с несколь-кими добытыми вальдшнепами, мест-ные охотники сломали ружье с такими примерно Словами: «Если хочешь до-быть мясо, иди о тайгу и стреляй изюб-ря, а мелких птичек истреблять нельзя».
Подобное отношение к вальдшнепу среди сельских охот никои объясняет-ся и том, что они обычно не ценят гас-трономические качества мяса этой птицы. Действительно, крестьяне редко бывают гурманами. Автор же этих строк считает вальдшнепа одной из Самых вкусных птиц.
В Сибири вальдшнепа мало (или очень мало), хотя есть моста, где за вечернюю зорю можно увидеть и услы-шать до 40 тянущих самцов. Но это редкость, поэтому большинство охотни-ков, даже городских, не увлекаются этой охотой. Лишь в Приморье и Хаба-ровском крае вальдшнеп опять стано-вится уважаемым трофеем.
Основная же охота на вальдшнепа идет на территории Европейской Рос-сии. Но и эта территория далеко не однородна по плотности населения вальдшнепа и видам охоты на него. Как отмечали И.М. Сапетина и С. Г. Приклоиский, анализировавшие добычу вальдшнепа в европейской части СССР в 00-70-х гг., к северу от лесостепи преобладает добыча на весенней охо-те, а к югу — на осенней.
Это вполне объяснимо, поскольку южная граница лесной зоны и северная граница лесостепи - это южная грани-ца достаточно плотного гнездования вальдшнепа. К северу от нее охотники предпочитают охотиться на весенней тяге, Когда вальдшнепа много, его не надо искать, он сам налетает на охотника, а очарование весеннего пробуждения природы тем впечатлительное, чем севернее расположена террито-рия. К югу от этой границы весной валь-дшнеп пролетает быстро, насколько позволяют погодные условия, зато осе-нью он может подолгу задерживаться в благоприятных местах, образуя «вы-сыпки». Поэтому здесь предпочитает-ся осенняя охота. Гораздо более до-бычлива осенняя охота с собакой, луч-ше с легавой, хорошо держащей стой-ку. Мостами вальдшнепа скапливается настолько много, что бывает успешной и охота без собаки, «из-под себя».
Гнездовой ареал европейского вальдшнепа простирается от упомянутой границы до северной границы тайги, Плотность гнездящейся популяции между этими границами весьма нерав-номерна и зависит о основном от двух факторов: влажности почвы, позволя-ющей вальдшнепу добывать из нее корм, и обилия дождевых червой. От-части эти условия взаимосвязаны, но не совсем. Иногда при благоприятных обстоятельствах вальдшнепы концентрируются значительно гуще, чем это обусловлено биомассой червей. Влияют также условия для устройства гнезд, защитность угодий, густота напочвен-ного растительного покрова, антропо-генные нагрузки, наличие открытых мест в лесах... О предпочитаемости вальдшнепом различных местообитаний много написано в литературе, в частности в журнале «Охота и охотничье хозяйство» (N28,1994; №9,1996).
По гастрономическим качествам ве-сенний вальдшнеп — тощий, измученный дальним полон ним перелетом - не может сравниться с упитанным осенним. Но на весенней охоте преобладают не чувства предвкушения хорошо приготовленного трофея, а возможность побывать в оживающем лесу, и условиях более доступных, чем на охоте с подсадной уткой или на глухаря и тетерева на токах. Большинство городских охотников выбирают охоту на вальдшнепа из-за дороговизны, трудности организации других охот и огра-ниченности свободного примени. К тому же при охоте на тяге можно обойтись и без больших физических нагрузок, что очень важно для пожилых охотников.
Даже отдельные дни охоты на тяге заряжают охотника бодростью и энергией на многие недели и месяцы, дают возможность реализовать зимние при-готовлений к весне, вылезти, наконец, из каменных дебрей и вдохнуть чистый весенний воздух, наполненный посня-ми первых лесных пернатых певцов, услышать журчание ручья, падение обитого вальдшнепа и многое, многое еще, о чем писалось тысячи раз, и го-раздо лучше.
Осенняя охота на вальдшнепа эмоци-онально ничуть не хуже весенней. Осо-бенно когда она ведется с легавой со-бакой. Единение охотника со своей лю-бимицей в одной страсти при одной цели - это может понять только любитель такой охоты.
В Западной Европе преобладает именно такая охота на вальдшнепа во о рем я миграций и зимовки. Во Фран-ции, например, запрещена охота без собаки, а также весной во время вечер-них и утренних перелетов. Но даже французские охотники спокойно отно-сятся к российским осенним охотам, в том числе без собаки.
Зато весенняя охота на вальдшнепа раздражает многих природоохранительной, охотоведов и охотников в Западной Европе. Одно из условий вступле-ния страны в Европейский союз — это отказ от весенней охоты, прежде все-го на вальдшнепа. Так, весенняя охота запрещена в недавние годы в Швеции, совсем недавно — в Финляндии. Ком-ментировать такие решения, исходя из эмоций, можно сколько угодно, но луч-ше обратиться к цифрам.
Охотничий клуб любителей вальдш-непа и бекасов (клуб «Вальдшнеп») уже более 8 лет собирает различные данные, в том числе по учету обилия валь-дшнепа на тяге, по его добыче. В ре-зультате общей обработки учетных карточек разных типов получается, что один охотник, в основном о централь-ных областях России, за вечернюю зорю добывает 0,68 птицы. Кроме того, 25,2% от всех сбитых (упавших) птиц он не находит. Среднее число увиденных и услышанных вальдшнепов в период весенней охоты и несколько пос-ле нее (до июня) составляет 5,17 пти-цы за зорю, из них на выстрел (около 40м) проходит41,8%. Продолжитель-ность тяги в первой половине апреля составляет 24,9 мим, во второй полови-не месяца - 36,4, в мае и позже — 73,2 мин.
В Восточной Белоруссии И. Н. Рыковский, В. А. Кузякин (1997) добывали а среднем за период 1976—19Э6 гг. 0,29 птицы за зарю, потери составляли 21,1 %, среднее число увиденных птиц натяге —4,21.
Приведенные цифры показывают, что средняя добычливость вальдшне-пов на тяг о не очень высока, в 1996 г, Ю.Ю. Блохин и С. Ю. Фокин (1997) организовали широкомасштабный учет добычливости вальдшнепа на весенней охоте. Получилось, что в России добывается за весенний сезон около 148тыс. птиц, из них только 0,7 % в азиатской части России.
Весенняя охота на вальдшнепа в Ев-ропейской России, в тех областях, где она проводится, продолжается 10—12 календарных дней; с учетом разных по срокам зон охоты - до 23 дней. Важ-
но подчеркнуть, что в одной точке, в одном районе, охота не продолжается более 10, значительно реже - 12 дней.
Вальдшнеп — птица мигрирующая, а потому международная, ресурсы вида эксплуатируются во многих странах. Для сравнения назовем несколько зарубежных показателей. Общая добыча вальдшнепа в Европе — около 3,7 млн. птиц, из них около 1,3—1,5 млн. добы-вается во Франции, около 1,0 млн. – в Италии.
Охота во Франции продолжается обычно с начала сентября до конца марта. Длительность охоты зависит от регионов, в сущности, везде — от мо-мента, когда появляется мигрирующий
вальдшнеп, и до его отлета, а среднем 5,5 мес. В последние годы, правда, Уп-равление охоты Франции предприни-мает попытки ограничивать сроки охо-ты, если погодные условия зимы слиш-ком суровы для птиц. Однако это не всегда действует на общественные охотничьи организации или указания доходят до них слишком поздно. В не-которых департаментах существуют другие ограничения. Так, в департа-менте Финистер охотник может добыть не более 3 вальдшнепов в день и до 50 птиц за сезон.
Среднее число добытых вальдшнепов на одного охотника за 1 выход (4—5 час охоты), непременно с собакой, состав-ляет по разным департаментам Фран-ции от 0,8 до 1,0 птицы.
Каждый может сравнить приведен-ные здесь количественные показатели. Они долго смущали нас и в конце кон-цов привели к углубленному изучению экологии и ресурсов вальдшнепа в Рос-сии, к созданию клуба «Вальдшнеп», чтобы разобраться в состоянии и тен-денциях изменений в популяции наше-го российского гнездящегося вальдш-непа. Общая численность осой евро-пейской популяции вальдшнепа, ос л и судить о ней по добычливости охот на зимовках (по числу добытых птиц на 1 охотника на день охоты) и по корот-кому ряду лет, относительно стабильна. Но если сравнить современную добычливость с том же показателем 20— 25-летней давности, то она снизилась почти в 2 раза.
Одна из задач изучения вальдшнепа заключается в составлении математи-ческой модели популяции вальдшнепа с учетом всех параметров: рождаемо-сти птиц, выживаемости потомства, смертности во время миграций, прес-са весенних и осенних охот о районах гнездования, на путях перелетов и на зимовках. Изучалась соответствующая мировая литература по опыту составления таких моделей популяций. Выяснилось, что у полигамных видов (таких, как вальдшнеп) или видов с преобла-данием полигамии (когда пары не об-разуются или пары существуют на-сколько дней не период спаривания) все популяционные модели я условиях отсутствия дефицита самцов строи-лись только на самочьей части популя-ции. Это значит, что численность са-мок, их возрастное соотношение, спо-собность к гнездованию, наличие пло-щади гнездования целиком определя-ют численность и состояние всей попу-ляции.
Дефицита самцов у вальдшнепов не бывает. Наоборот, н популяции всегда присутствует резерв самцов: многие самцы-первогодки, хотя и готовы к спариванию, и даже принимают учас-тие в тяге, но не покрывают самок, в то время как почти все годовалые самки участвуют в размножении. I
Процесс ограждения самок от «посягательств» молодых или слишком старых самцов проявляется в наблюдаемых но тяге «игрунках», когда один са-мец прогоняет другого или даже двух, трех. Этот самец — доминант, силь-ный, в возрасте 2-6 лет. Но нужно сме-шивать турниры «игрунков» с обычны- ми вечерними перелетами временно соединившихся на несколько дней сам-ца и самки: такие «пары» обычно летит молча. Количество «игрунков» в прин-ципе показывает степень насыщенно-сти популяции половозрелыми самцами.
На осенней и зимней окоте самки составляют около половины добытых птиц, вследствие чего эти охоты влия-ют или могут влиять на общую численность популяции. На весенней же тяге отстреливаются преимущественно самцы. По нашим данным, из 53 вскрытых, добытых на весенней тяге, птиц все 53 оказались самцами. По данным западных ученых (Bottmann, 1875; Ка1ehreuter, 1975; Muller, 1975), на тяге добывается 83-35 % самцов. Это самые пессимистические данные, поскольку в Централь-ной Европе в процессе весенней миграции вальдшнепа еще не устанавливаются нормальные брачные игры. По утверждению Н.Ка1сhrеuter (1983), «хрюкающие» вальдшнепы на 100 % оказываются самцами.
Так или иначе, на весенней тяге от-стреливаются преимущественно сам-цы, вероятно, их число составляет бо-лее 99 % от всех добытых птиц. И в отсутствие дефицита самцов их отстрел не может никоим образом влиять на успех размножения вальдшнепа в России. Будь даже не 148 тыс., а миллион добытых самцов, на популяцию вальдшнепа весенняя охота а России не смогла бы воздействовать так сильно, как около 2 млн. самок, фактически добываемых на зимней охоте в Запад-ной Европе, причем всего за месяц— два до спаривания.
По нашим подсчетам, в Западной Европе, исключая Апеннинский и Бал-канский полуострова, зимует около 26 млн. вальдшнепов (Кузякии, 1996). В Европейскую Россию весной приле-тает около 15 млн. птиц. Соотношение полов у этого вида примерно 1:1. Сам-ка обычно откладывает 4 яйца, к осен-ней миграции выживает в среднем 2 птенца на одну самку (поэтому осе-нью чаще всего встречаются группки вальдшнепов из 3 или 6 птиц и так да-лее, т.е. кратные числу 3. Если все это так, то из Европейской России осенью отлетает около 30 млн. птиц. Учитывая естественную раннюю гибель части по-пуляции и от охоты во время осенней миграции, а также области гнездова-ния и зимовок, можно судить, что принципиально различные подходы к расчетам приводят к очень близким ре-зультатам.
К сожалению, большинство россий-ских охотоведов и охотничьих чиновни-ков относятся к вальдшнепу как к осед-лой птице. Но это принципиально раз-ные группы видов. Мигрирующие виды целиком покидают нашу территорию на холодный период года. Весной популя-ция заново осваивает гнездовую тер-риторию и заново перераспределяет-ся по ней о соответствии с качеством, емкостью угодий. У вальдшнепа отме-чается определенная верность местам гнездовании (как и зимовок), но если птицы прилетают к трансформированным, человеком или естественными процессами, угодьям и если емкость снизилась, то часть популяции вынуждена искать другие, более подходящие места. При их отсутствии часть попу-ляции просто но размножаются, но у нас это вряд ли случается. В Европей-ской России, по нашей экспертной оценке, емкость угодий позволяет вме-стить больше количество птиц, чем в европейской популяции. Если это дей-ствительно так и если численность популяции действительно постепенно снижается (на 3,3 % в год - Ffdal, 1995), то единственной причиной это-го можно считать чрезмерный пресс охоты не зимовках.
Из всего изложенного можно сделать следующие выводы. Российскому охот-нику нечего стесняться в охоте на валь-дшнепа и осенью, и весной. Нот смыс-ла запрещать охоту на этот вид где бы то ни было. Если бы охотничьи власти доверяли охотникам (а охотники но вальдшнепа - это, как правило, куль-турные охотники), то имело бы смысл открывать весеннюю охоту и более по-здние сроки, когда продолжительность и интенсивность тяги больше, самки уже оплодотворены и сидят на гнездах, Все равно весной отстреливаются пре-имущественно местные самцы, незави-симо от сроков, поскольку валовой прилет с тягой бывает далеко не каж-дый гол, а если бывает, то длится 2-3 дня, не более. Целесообразно также заимствовать опыт Белоруссии, где весенняя охота на вальдшнепа откры-вается по пятницам, субботам и вос-кресеньям в течение 4 недель, т.е. на
12 вечерних зорях. С биологической и ресурсной точек зрения можно было бы открывать весеннюю охоту и на больший срок.
Традиционные сроки весенней охоты биологически вполне оправданы. Но к срокам и продолжительности весенней охоты нужно отнестись более серьезно. Недоиспользование ресурсов вальдшнепа весной означает, что мы своего, родившегося в России, вальдшнепа дарим западноевропейскому охотнику.

по материалам ]]>www.piterhunt.ru]]>

В. Кузякин президент клуба «Вальдшнеп» «Охота и охотнечье хозяйство» №4-2002 г.

 

]]>]]>