Охота на вальдшнепа в Абхазии.

Вальдшнеп... Я отношу себя к тем, кого эта птица не может оставить равнодушным. Всегда меня охватывает какой-то необъяснимый трепет. Так бывает каждый раз, из-под собаки ли взлетает, шумовой ли, но всегда неожиданный и желанный. И всегда верхнее дыхание, всегда учащенный пульс и всегда - вальдшнеп, один из достойнейших охотничьих трофеев. Охота на вальдшнепа - это азарт, это спорт, это всегда кто кого перехитрит, а если быть точнее, перемудрит. Ценность трофея заключается в том, что вальдшнеп никогда не бывает случайным трофеем. (Не путайте, пожалуйста, с везением.) Добытый вальдшнеп - это всегда твоя собака, твое ружье, твои боеприпасы, твой охотничий опыт, знания и, конечно же (тут уместен реверанс в Её сторону), твоя Госпожа Удача. В октябре-ноябре 2002 г. мне представилась исключительная возможность поохотиться в Абхазии на вальдшнепа, а заодно и подобрать материал для информации к заседанию Клуба "Вальдшнеп", в состав которого я вхожу. На охоту выезжали при первой же возможности, если погода была нормальной. Так что охота, которую организовывал мой друг Михаил, не только ублажала наши охотничьи души, но и вносила скромный вклад в исследовательскую работу. А нескрываемая досада от неудачного выстрела по вальдшнепу, которую Михаил проявлял (в рамках нормативной лексики), сравнима разве лишь с эмоциями теннисиста, испортившего ответственный верный мяч, нисколько не умаляла ценность полученного материала, даже наоборот: учет велся без особого ущерба для фауны.

Как известно, в Абхазии вальдшнеп пролетный, осенью он идет вслед за перепелом, но, как и перепел, на зиму не остается. Охотятся на него исключительно осенью, с октября по декабрь и только с легавой.

На осенней тяге

Ранней осенью, когда на фоне буйной субтропической зелени вдруг неожиданно замечаешь оранжевые, желтые, красные листья платанов, хурмы и других южных культур, когда утром на голубеющем небосводе еще догорает Сириус, а вечерами, когда весь лес погружается в дремоту, под свербяще-скрипящие голоса пичуги зарянки, кое-где, на стыке темного поля или леса и светлой полосы неба, появляются первые долгожданные вальдшнепы. "Тяга" пошла.

Тягой у нас называют вечерний непродолжительный лет вальдшнепа на кормежку в поля и утренний - обратно в лесное укрытие, длящийся всего 20-30 минут, но каких страстных минут! (И как тут не вспомнить строки великого А. С. Пушкина: "Как ждёт любовник молодой минуты первого свидания".)

Тянет вальдшнеп, в основном, одиночно, очень редко парами, но всегда исключительно молча, в отличие от весенней российской тяги. Полет его по характеру сравним с полетом крылатой ракеты, повторяющей рельеф местности. Так, на вечерке, пролетев над лесом и резко снизив высоту над полем, вальдшнеп в бреющем полете уходит, слившись с темным фоном леса, оставаясь в поле зрения охотника не более 1-1,5 секунды. Если учесть, что полет вальдшнепа порою бывает очень стремительным, а обзор ограничивается освещенностью, то и объяснимо, почему стрельба на тяге не бывает результативной. Обычно добывают одного, двух, не более трех долгоносиков.

Есть и другая слагаемая успеха тяговой охоты - это выбор места. Как известно, ведя активный ночной образ жизни, вальдшнеп ночью совершает перелеты по путям своей миграции, а в местах отдыха на пролете - ночные вылеты на жировку, которые, как было отмечено ранее, мы и называем тягой. Обследуя поля вблизи ферм, на которых ведется выпас крупного рогатого скота, и обнаружив "коровьи лепешки" со свежими следами ночного пиршества лесного кулика, охотник занимает соответствующую позицию на тяге у ближайшего массива ольховника или орешника.

Помимо, так сказать, классического варианта, есть и другие места вдали от ферм и пастбищ, где также стабильно отмечается вальдшнепиная тяга, а охотники очень неохотно показывают их своим коллегам, понимая, что назавтра сами могут оказаться там лишними.

Массовый пролет вальдшнепа в Абхазии достигает в конце октября - первых числах ноября. Но затянувшийся приход осени того года, когда вплоть до середины ноября температура воздуха не опускалась ниже 16 градусов, сделал осеннюю охоту непривычной. Мы обследовали охотничьи угодья как прибрежной, долинной, так и предгорных зон, общались с другими охотниками, и у всех было единое мнение - вальдшнеп еще не пришел. "Не тот вальдшнеп", хотя все сроки валового пролета уже прошли. Возможно, он задержался в России, а возможно, уже прошел, прижимаясь к горам, ведь вершины ближайших гор еще не были покрыты снегом. Только здесь, в Москве, побывав в экспедиции во Владимирской области и сравнив весеннюю тягу с охотой на вальдшнепа с подружейной собакой в Абхазии, я понял, что дискуссия в России о весенней охоте на вальдшнепа, в которой участвовал еще Л.П. Сабанеев, не беспредметна: это совершенно разные охоты.

О собаках

По вальдшнепу без собаки в лесу просто нечего делать. Можно целый день без толку протопать по лесу и не поднять даже шумового. Помню одну из первых стоек моего сеттера, который практически переступил через птицу и замер в трех метрах от меня в неуклюжем развороте чуть ли не на 180 градусов, уставившись взглядом куда-то мне под ноги, интенсивно сопя, вдыхая вальдшнепиное амбре. Лишь подойдя вплотную и припав на колено, я смог с трудом разглядеть крупную черную бусинку глаза вальдшнепа, буквально распластавшегося на ковре осенней листвы, устилавшей освещенную солнцем опушку ольховника. И что же вы думаете? Перехитрил-таки он меня! Отойдя немного назад и приготовившись к выстрелу, я послал собаку. Чтобы не стрелять в упор, я решил чуть отпустить птицу. Но, поднявшись на крыло, вальдшнеп прикрылся от меня стволом ближайшего дерева и был таков - ушел без выстрела! С моей стороны это было неосмотрительно в прямом смысле слова, т.к. о таком поведении вальдшнепа я уже был наслышан, но запамятовал, и был наказан. Это к слову о вальдшнепиной "мудрости". Вальдшнеп может сидеть очень плотно и бесшумно уйти, пропустив мимо себя и собаку, и охотника.

Выбор породы собаки, как для охоты на вальдшнепа, так и вообще, определяет, как мне кажется, совместимость темперамента самого охотника и породы его собаки. А с учетом особенностей охоты на пернатую дичь в Абхазии (перепел, вальдшнеп, голубь, утка), что включает в себя требования от собаки хорошей работы в поле, беспрекословность подноски (колючие заросли ежевики), подачу с воды и т.д., и учитывая мягкость климата и прочее, пальма первенства в табеле о рангах, конечно же, у пойнтера. Далее идут сеттеры, гладкошерстные и спаниели. Охота с длинношерстными собаками несколько затруднена из-за проблем, создаваемых распространенным в Абхазии репейником, плоды которого плотно наматываются на шерсть, из-за чего отдельные поля проходится обходить стороной, а вычесывание же "ежиков" (тем более на охоте) - дело кропотливое и не бескровное. Но это не является барьером для истинных приверженцев пород собак.

Охотничьих собак в Абхазии любили и любят. Кровному собаководству всегда уделялось должное внимание, и даже сегодня. Приятно будет напомнить особые успехи куста английских сеттеров Абхазии на VI Всероссийской выставке охотничьих собак, проходившей в Москве в 1987 году, и вошедшие в каталог, посвященный 100-летию английского сеттера в России, - три первых места, два чемпиона породы и семь оценок "отлично". Внушает?!

О ружьях и боеприпасах

Если есть время, то на охоту по вальдшнепу выезжаешь практический на целый день. Отстоишь зорьку, по лесу походишь, потом небольшой привал для отдыха собак, с легким импровизированным фуршетом на пеньке под содержимое ягдташей, заботливо уложенное домашними, а там глядишь, и вечерка подоспела. Несложно посчитать, сколько часов ходишь, не выпуская ружья из рук. Если учесть, что по вальдшнепу ходят без погона, то понимаешь, что ружье должно быть облегченным. Это раз. Второе - сверловка стволов. В большинстве случаев приходится стрелять накоротке, в пределах 10-15 метров, в зависимости от наличия листвы на кустарниках и деревьях, поэтому сверловка предпочтительнее цилиндрическая. Стрелять приходится не только накоротке, но еще и навскидку. Поэтому ружье должно быть соответственно хорошо подогнано, сбалансировано и маневренно.

По логике рассуждения складывается так, что ружья должны быть небольшого калибра и отвечать всем упомянутым характеристикам. В Абхазии же у большинства охотников, и я не составляю исключение, ружья 12-го калибра. Возможно, это традиция, а возможно - отсутствие предложения ружей других калибров. Приобретя в 1972 году ИЖ-27 и дооснастив его парой коротких (660 мм) стволов цилиндрической сверловки (за 96 рублей наложенным платежом от Ижмехзавода), я решил свои проблемы.

В течение дня и сезона охоты меняются условия стрельбы по вальдшнепу. Если, к примеру, на вечерней тяге вначале кладешь в стволы патроны, снаряженные 7 и 9 номерами дроби, то потом меняешь их на 9 и 10-11 номера, потому что с наступлением сумерек стрелять приходится на близком расстоянии. В лесу в начале сезона стреляешь 9 и 11 номерами, а заканчиваешь 7 и 9, так как листва опадает и возникает необходимость увеличения дальности стрельбы. При сверловке ружья чок-получок охотники обычно выходят из положения, применяя всевозможные дробовые перегородки в зарядах. Выстрел по вальдшнепу всегда должен быть резким, чтобы пробить листву или поразить вальдшнепа даже одной дробинкой. Навески пороха колеблются в пределах 2,2 - 2,0 г, дроби - 28-24 г, в зависимости от условий охоты.

Особенности охоты

Что же касается методики охоты по вальдшнепу, то у каждого охотника с годами вырабатывается свой стиль. Складывается свой круг охотников или команда, у которой если не единый дух, то, по крайней мере, знаешь, кто и как охотится.

К примеру, в одежде охотника обязательно должен преобладать светлый верх или какой-либо белый элемент. Камуфляжная одежда не для охоты в лесу по вальдшнепу. После завершения утренней тяги, когда вальдшнеп с полей переместится в крепь кустов на места дневки, когда другие охотники чуть ли не наперегонки первыми стараются войти в лес, мы устраиваем небольшой перекур на полчаса-час, с тем чтобы отсидевшиеся вальдшнепы прогрели места сидки, оставили наброды, а утренний ветерок уже облегчал работу нашим собакам (для себя я называл - это методика от Артура). Если вальдшнеп уходил из-под стойки или от шума, с выстрелом или без него, то мы не стараемся отхватывать территорию от других охотников и идти искать следующего. Зная, что а поднятый вальдшнеп перелетает на новое место сидки Г-образным маршрутом не далее 30-50 метров, мы ведем поиск по месту вероятного его перемещения. В случае повторного подъема преследуем его далее (а это уже от Гаррика).

Изучив повадки вальдшнепа, охотник практически направляет поиск собаки, особенно в процессе ее постановки. Как показывают наблюдения, излюбленные места вальдшнепа - это опушки леса, кустарники вдоль ручьев, ольховники или орешники, сухая почва, кустики папоротника у основания рослых кустарников. Это должно быть открытое место. Во время дождя он держится на полянках, у опушки, на тропинках в лесу и т.д. Не помню случая, чтобы вальдшнеп сидел в неклассическом, "случайном" месте.

Опыт охоты по вальдшнепу в наших угодьях, особенно в начале сезона, когда кустарник плотный, подсказывает, что на двух охотников достаточно и одной собаки; в этом случае охота может быть даже результативней. Потревоженный вальдшнеп иногда с шумом поднимается вверх, идет на пробой кустов, а иногда, пока собака делает потяжку, он преспокойно откуда-нибудь с другой стороны куста бесшумно улетает.

Помню, как-то встретились в угодьях села Атара-абхазская две охотничьи группы - сухумская и очамчирская, и устроили между собой что-то в роде состязания на результативность охоты. В процессе охоты, когда большинство участников находились в непосредственной близости друг от друга, один из охотников (скромно умолчу его имя), обращая внимание остальных на свои действия, подошел к кустарнику и, сказав: "Смотрите" ударил по нему сапогом. Поднявшийся вальдшнеп был чисто бит. Такую процедуру на удивление всем он провел дважды.

Наконец, о Фортуне. Здесь, вы уж извините меня, все зависит от ее прихоти. Ни пуха нам, ни пера!

Г. Дзари, охотник

"Российская Охотничья газета № 06 - 2003 г."

]]>]]>